018a

Иммигранты в Англии.

Residential_Home-aaa

Рассказ нашей читательницы Светланы Р.

На снимке резиденты дома престарелых и я, слева, на заднем плане. 
Я приехала из Литвы в Англию в 2007 году, не от хорошей жизни.  В то время мне было 28 лет. Дома, на плечах у матери остались двое детей, 6 и 8 лет.
В Литве я работала медсестрой в госпитале, платили копейки. Новая рыночная экономика с ежемесячно растущими ценами на  коммунальные услуги, продукты питания, одежду, вынуждала искать все больше и больше подработок, но денег, все равно, катастрофически не хватало. Мы не могли оплатить даже такую небольшую квартирку, как наша. Мы одевались в магазинах Second Hand. В нашем городке было не мало подвальчиков, торгующих обносками из Европы. Здесь мы “наряжались” всей семьей.
Поехать на заработки в Англию, мне посоветовала подруга, к тому же я немного знала английский язык. Нашла по объявлению компанию, помогающую в трудоустройстве в Великобритании. За свои услуги они запросили с меня полностью первую заработную плату. Пришлось согласиться, что еще оставалось делать.
Мне немного повезло. Мои друзья, ехали в Англию в гости к друзьям и любезно согласились взять меня с собой, конечно, бесплатно.
Спустя несколько лет, прожитых в Великобритании, я поняла, что все кто приезжает в эту страну, должны быть готовы к понижению своего социального статуса. Медсестры из Восточной Европы, здесь работают как правило санитарками. Уровень образования в Литве, мои знания, и опыт работы медсестрой в Литве, однозначно выше местных требований к людям этой профессии при приеме на работу. Нет другого разумного объяснения, почему невозможно устроиться по специальности, когда так много вакансий, кроме как того, что приезжие нужны им на самых грязных и низкооплачиваемых работах.
Дом престарелых, куда я устроилась, находился в сельской местности. Это был семейный бизнес. Добраться до ближайшего городка можно было только на автомобиле или такси. В договоре значилось, что я буду обеспечена питанием и проживанием за счет компании и  я наивно полагала, что всю зарплату смогу высылать своим в Литву. Однако обеспечена – не значит бесплатно.
Приехала я в воскресенье, встретили меня, очень радушно, две девушки из Вильнюса. Обе с высшем образованием. Они увольнялись и на их место взяли меня. Условия проживания были, мягко говоря, спартанские. В комнату, в которую еле вмещалась кровать, втиснули еще шкаф и стул. На двери весело зеркало. Ночью, не переставая, пищала противопожарная сигнализация, на этаже ниже, но я была довольна. Появилась надежда на лучшее.
Когда приехала вторая девушка, из Польши, хозяева решили сэкономить и заменили мою кровать на двухъярусную. Нас оказалось двое на площади, где одной было не чем дышать.
Анна, так звали приехавшую девушку, также наивно полагала, что жилье и питание бесплатно, но в конце месяца выяснилось, что за эти “апартаменты” с каждой из нас удержали по 300 фунтов, плюс за еду по 100. Получилось, что первые два месяца я проработала за еду, проживание и за долги посреднической компании. Немного освоившись, мы выяснили, что в ближайшем городке дешевле снять квартиру из 2-х спален, зальчика, кухни и с небольшим садиком.
Ушлая хозяйка бизнеса, однако, все предусмотрела на перед. По условиям договора мы должны были проживать в доме престарелых. Они не только обдирали нас на проживании, но и имели от этого дополнительную выгоду.
Постояльцы беспокойные, почти всем за 80, то скорая потребуется, то крыша у кого-то поедет. В соответствии с регламентом подобных учреждений, ночью в доме всегда должны находится не менее 2 человек. Одна ночная работающая санитарка и другая спящая, и всегда готовая  помочь в случае чрезвычайных обстоятельств. Той и другой надо платить, но наши “добрые” английские хозяева предпочитали не тратиться на спящего сотрудника, а получать самим.
В штате, кроме нас, были также местные “деревенские” англичанки, довольно доброжелательные, которые, как правило, работали по ночам.
Заправляла бизнесом 26 летняя дочь чиновника из Лондона. Ее папа, пробил все необходимые разрешения на открытие дома престарелых. Пару раз в год, восковой, холеный такой пенсионер, приезжал поводить носом по хозяйству дочери.
Хозяйку мы звали между собой по доброму – “кобра”. Жадна до безобразия, самолюбива и коварна. На все наши вопросы или просьбы, у нее был один ответ, не нравится – увольняйтесь. Своего мужичка, английского строителя со случайными заработками, она держала в узде, используя, в основном, для обслуживания “ее величества”.
Менеджер дома престарелых, свекор хозяйки, был редкий, даже по английским меркам, прохвост. Кто-то из прежних сотрудников дал ему кличку “Склизь”. В его обязанности входило, 5 раз в неделю ночевать в своей комнате-офисе в доме престарелых. Точнее сказать 5 ночных дежурств. Этот похотник,  по ночам, раздавал индульгенции, дежурившим санитаркам. Не хочешь пахать как проклятая, приходи ночью к нему в офис на “сеновал”.
Склизь часто устраивал ночные романтические вечеринки в гостиной дома престарелых. Бабок и дедов отправлял в люльку около 9 часов вечера, а сам прикладывался к бутылке с очередной санитаркой, причем за чужой счет.
По контракту, резиденты, бабушки и дедушки, приобретали алкоголь, фрукты и сладости за свои собственные деньги. Эти припасы хранились в общем холодильнике и ночью загадочно таяли, пока не выяснилось, чем Склизь угощал чужим вином своих очередных ночных бабочек, не юного возраста.
Воруя из общего холодильника, он всячески старался подчеркнуть свой достаток. Как бы невзначай, забывал где нибудь на видном месте брошюры с последней моделью вертолета или супер дорогого автомобиля. Мы все должны были знать, что однажды семейка спустится в сад на собственном вертолете или, в крайнем случае, приедет на Бентли.
Одна санитарка, тоже приехавшая в эту дыру на заработки, любвеобильная и огромная австралийка, задержалась в ночном офисе Склизя на несколько месяцев, регулярно обменивая доступ к своим пышным формам на привилегию увильнуть от работы.
Все  бы так и шло, одна девочка в возрасте сменяла бы другую, тихо, скрыто, днем благопристойно, ночью притон за счет английских престарелых, но однажды случился конфуз.
С утра на смену заступила англичанка, из местной деревни, с большущим фингалом под глазом. Позже выяснилось, что ее муженек заподозрив что-то неладное во время ее ночных дежурств, влез среди ночи в открытое окно в комнате одной из бабулек и пошел искать свою жену по дому престарелых.
То что он увидел, стало причиной подбитого глаза супруги. С тех пор санитарки из местной деревни все  перешли в дневную смену. Рассказывали, что деревенские мужья были очень не довольны.
Хозяева бизнеса экономили на всем. На 12 бабушек и дедушек,  проживавших в доме, вместо двух по нормам работала одна санитарка.  За 5 фунтов 30 пенсов  в час, ей приходилось крутится как белке в колесе. Отсюда еще брались налоги.
После пары месяцев работы, лично я стала все переводить на часы работы. Прямо как Райкин, игравший алкоголика в одном из фильмов, на поллитровки. Сколько надо проработать часов чтобы съездить в Лондон или чтобы купить в магазине понравившуюся вещь.
“Престарелые нам по-хрену, доход должен быть максимальный”,  так, однажды, сказал муж хозяйки бизнеса. Хотя это и так было для всех понятно. Кормили бабулек самыми дешевыми продуктами из “Tesco”. Порции как для котенка. Обосновывали это тем, что престарелым вредно набирать лишний вес. Чтобы сэкономить на садовнике, 80 летнего постояльца заставили с утра до обеда работать в саду. Я как-то поинтересовалась у этого дедушки, снизили ли ему оплату за проживание, за его работу в саду?
-Нет, они сказали мне, что работа в саду полезна для моего здоровья.
По регламенту в дом престарелых должны принимать пожилых людей, которые в состоянии сами себя обслуживать, одеваться и передвигаться по дому престарелых без посторонней помощи и прочее. На деле выходило, что резиденты с каждым месяцем становились все беспомощней и некоторые из них, к тому же, начинали “чудить”. Был один дедушка, который время от времени всех шокировал, особенно навещавших родственников.
Картина следующая: гости  церемонно по английски пьют чай с молоком в гостиной, неожиданно появляется дедушка со спущенными штанами и спрашивает у гостей где здесь туалет.  Престарелые леди, конечно, возмущены, но что поделаешь? Старческий маразм, забыл бедняга где находится. Конечно, дедушка выжил из ума, ему место в другом заведении для престарелых, но хозяева держат его здесь,  1700 фунтов в месяц на дороге не валяются.
Как бы ни было трудно, но мы с Анной любили нашу работу. Мы  радовались и печалились вместе с английскими дедушками и бабушками, стараясь по возможности скрасить их одиночество в не легкие старческие годы своим добрым отношением и заботой за что они отвечали нам не поддельной любовью.
Некоторые из них плакали когда мы увольнялись. Мы тоже не смогли их сразу забыть и частенько приезжали навестить. Наверное мы были для них единственной альтернативой ежедневной горсти таблеток антидепрессантов и включенному на полную мощность звуку телевизора.

Женщина, живущая на социальные пособия в Великобритании,  наслаждается жизнью, путешествуя…
Роналду в шоколаде.

Роналду в шоколаде.

Криштиану Роналду недалеко от гостиницы Villa Magna Hotel после встречи с Andressa…
Полиция обнаружила труп в чемодане в канале на Западе Лондона.

Полиция обнаружила труп в чемодане в канале на Западе Лондона.

В воскресенье в 2:30 после обеда полиция достала из канала…
Фальшивый русский авангард продается, как только высохнет краска.

Фальшивый русский авангард продается, как только высохнет краска.

Из-за бешеного спроса русские авангардисты сейчас самые подделываемые художники в…